Previous Entry Поделиться
Москва хочет стать гарантом единства Украины
Победа.
equilibrium1988
1589Выборы глав и депутатов народных республик Донбасса, прошедшие 2 ноября, едва не перечеркнули зыбкое перемирие на юго-востоке Украины. По словам лидеров ополченцев и их кураторов в Москве, благодаря очередному голосованию ДНР и ЛНР узаконили свою власть в соответствии со всеми западными нормами демократии. Но так ли это и зачем на самом деле нужно было переизбирать лидеров Луганска и Донецка Игоря Плотницкого и Александра Захарченко?
Прежде всего, следует отметить, что выборы в самопровозглашенных республиках, а вернее на тех территориях, что находятся под контролем ополченцев на юго-востоке Украины, были предусмотрены Минским протоколом, подписанным представителями ДНР, ЛНР, Украины, России и ОБСЕ. Специально для этого в экстренном режиме Верховная рада приняла скандальный закон об особом порядке местного самоуправления отдельных районов Донбасса. Конечно, он подразумевает, что Украина остается единой и неделимой, однако, права, даруемые украинскими властями мятежным территориям, являются куда более привлекательными, чем перспектива оказаться в новом Приднестровье. В частности, закон предполагает, что Донецк и Луганск смогут самостоятельно выстраивать свою внешнюю и внутреннюю социальную, культурную и экономическую политику, лишь корректируя их с возможностями украинского бюджета. Для того чтобы этот закон заработал, нужно было только провести выборы 7 декабря 2014 года, где Донецк и Луганск смогли бы избрать ту власть, которую Киев признал бы легитимной. Однако лидеры ополченцев заявили, что не намерены оставаться в составе Украины, и принимаемые украинским парламентом законы на ДНР и ЛНР распространяться не могут.
Следует отметить, что рассматривать заявления глав самопрозглашенных республик в отрыве от внешней политики России все равно, что проводить политологический анализ поведения курицы, бегающей без головы. В этой связи нас, прежде всего, должна беспокоить причина, по которой Москва воспротивилась мирной инициативе Киева.

Почему Донбасс не пошел по пути Крыма

Еще весной жители всего юго-востока Украины, а не только трети Донецкой и Луганской областей, стремились в Россию. Теперь ситуация резко изменилась. Местное население надеялось, что Россия примет их в свой состав точно так же, как ранее она воссоединилась с Крымом. Но вместо этого началась кровопролитная война, в ходе которой ежедневно гибло от 50 и более человек, были разрушены почти все населенные пункты Донбасса и так далее. Вдобавок к этому, несмотря на обещания своего президента, Россия отказалась вводить на Украину своих «вежливых людей» для защиты русскоязычного населения. Вместо вооруженных сил России в Донбасс хлынул огромный поток добровольцев. Как это всегда бывает, большинство из них оказались банальными ворами, алкоголиками и тунеядцами. На украинскую войну они пошли не потому, что им пообещали денег, а потому что их собственная жизнь им не нравилась и они мечтали поскорее распрощаться с ней, или обменяться ею с теми, у кого она была хотя бы немногим лучше. В то же время, вопреки рассказам кремлевских СМИ, в рядах украинской нацгвардии преимущественно проходят службу призывники с юго-восточных областей страны, то есть то самое русскоязычное население, которое подрядились защищать российские добровольцы. Естественно, что такое развитие событий привело к резкому изменению настроений в рядах пророссийски настроенных украинцев. Внешняя политика Кремля в отношении Украины смогла настроить против себя подавляющее число ее граждан, а не только жителей Львова и Тернополя.
Если бы Россия воссоединилась с Донбассом сразу же после референдума 11 мая, как это было ранее с Крымом, то войны и таких антироссийских настроений удалось бы избежать. Но этого не произошло, и не потому что в окружении Путина сидят враги или ему самому не хватило смелости, а потому что российская экономика находится в тяжелом кризисе, разрешить который нынешняя правящая элита не в состоянии. Обратите внимание, что еще в прошлом году рост ВВП по разным оценкам составлял от 3 до 3,5%, в этом году он едва ли достигнет 0,5%, а традиционно занижаемая инфляция даже по официальным данным достигла почти 8%. И это притом, что России необходимо восстанавливать Северный Кавказ и развивать Дальний Восток. Включение в состав России Крыма стало тяжелейшим ударом по российской экономике, так как его у нас никто не ждал. Можно сколько угодно распинаться на тему патриотизма, исконно русской земли и антироссийских санкций, но цифры важнее любой пропаганды.
В конце 2013 года правительство России заявило, что ближайшие несколько лет страна будет жить в условиях глубокого экономического кризиса. Тогда не было ни санкций, ни войны на Украине, а вот сокращение, например, рынков розничной торговли и автомобилей было, не говоря уже о том, что уже несколько лет на горизонте маячила дешевая нефть. Более того, Олимпиада в Сочи, несмотря на всю ее красоту и победу российской сборной, стала доказательством того, что ни иностранные, ни отечественные инвесторы не стремятся вкладываться в Россию – все олимпийские объекты в конечном итоге были построены за государственный счет.
Но Владимир Путин не мог признать, что под его чутким руководством Россия, вопреки всем уговорам, оказалась на краю пропасти, а не впереди всей планеты. Его нынешний президентский срок начался с беспорядков на Болотной площади, где полиция дубинками разгоняла тысячи молодых людей, недовольных его избранием. В пику несогласным президент России выпустил свои знаменитые «майские указы», в соответствии с которыми уже через несколько лет страна должна была оставить далеко позади себя даже Скандинавию с ее социально ориентированной политикой. Произошло, конечно, все ровно наоборот, но скрыть правду помог украинский политический кризис, который «по счастливой случайности» развивался параллельно с падением российской экономики. Все неудачи России стали нивелироваться погромами в Киеве, «Правым сектором» и в целом страхом перед Майданом. Когда же дело дошло до Крыма, российские власти продолжили гнуть свою линию, не забывая при этом о своих внутренних бедах, вот только крымчанам об этом никто не рассказал.
В результате необузданной российской пропаганды Крым поставил Путина в безвыходное положение и фактически присоединил к себе Россию. Не трудно заметить, что каждому стратегическому решению Кремля предшествует длительная «артподготовка» из всех подконтрольных ему СМИ. Воссоединение с Крымом, безусловно, должно было проходить по тому же самому сценарию, но мы наблюдали обратное – агитпроп уверял россиян, что «вежливые люди» нужны на полуострове исключительно для сохранения мира, и никакой интервенции не будет. Вместе с тем, военные должны были обеспечить проведение референдума, который бы восстановил в Крыму конституцию 1992 года. Мало того, что вопрос о вступлении Крыма в состав России появился в бюллетене в самый последний момент на волне массового помешательства местного населения, так еще и российская пропаганда, судя по предыдущей активности кремлевских СМИ, оказалась к этому совершенно не готова. Крымские власти, скорее всего, прекрасно понимали, что Россия может не пойти на захват украинской земли по собственной инициативе, но их собственное желание, как и желание большинства рядовых крымчан было неподдельным. На пике крымской кампании власти полуострова заявили, что пришло время «возвращаться домой». Мог ли защитник всех угнетенных Владимир Владимирович отказать? Конечно, нет.
Зато впоследствии Кремль принял все меры предосторожности для того, чтобы не повторить ту же ошибку с Донбассом. Здесь агитпроп начал массированную подготовку к тому, чтобы Москва смогла открыто заявить: «Пока в ДНР и ЛНР не будет своих институтов власти, вести переговоров об объединении не с кем». На самом же деле Россия не знает, зачем ей нужен даже Крым, а уж Донбасс она на себе точно не вывезет. Но как объяснить жителям Донецка и Луганска, что места в России кончились, если предыдущие двадцать с лишним лет местное население накачивалось российской пропагандой ничем не хуже, чем в Крыму? Кремль решил никак не объяснять, и 11 мая народные республики провели свои никому не нужные референдумы, объявили о своем суверенитете, а затем получили закономерный отказ на объединение. В Москве слишком поздно поняли, что заигрались в национал-патриотизм. Конечно, про экономический кризис сегодня говорят только хорошее, но теперь на границе с Россией появилась горячая точка, а большинство жителей Украины возненавидели «старшую сестру».

Как закончить войну победителем?

Уже к началу сентября, например, Донецк превратился из областного центра в руины, а возвращающиеся с фронта российские ополченцы все чаще стали рассказывать не о героях, а о ворах, убийцах и насильниках, окопавшихся в ДНР и ЛНР. Перед Кремлем встал вопрос о том, как заканчивать украинскую войну. Речи о вступлении народных республик в состав России быть не может, так как ситуация в экономике после истории с Крымом стала только хуже, поэтому нужно придумать формулу, по которой Россия останется хотя бы непобежденной. По большому счету вариантов всего два: ДНР и ЛНР превращаются в новое Приднестровье, никому так и не доставшись, либо они остаются в составе Украины.
Первый вариант не сулит жителям Новороссии ничего хорошего. Лидеры народных республик продолжат настаивать на своем суверенитете, лицемерной политике Киева и его фашистской сути. Зимой обе стороны конфликта подготовятся к продолжению войны и уже весной разорвут перемирие. Российские СМИ окрестят это событие новой «Русской весной», начнется очередной призыв ополченцев и бессмысленная резня в Донбассе. В отличие от предыдущего этапа войны, этот не закончит Минским протоколом, но и победы не будет, так как в случае успеха народных республик России придется принимать их свой состав, а проигрыш Украине станет величайшим позором. Тем не менее, новое Приднестровье на юго-востоке Украины не будет обладать достаточным экономическим потенциалом, чтобы самостоятельно себя прокормить. Народные республики окажутся в полной энергетической и продовольственной зависимости от России, так как все другие страны откажутся иметь с ними дело. Кстати, свой многострадальный уголь они смогут сушить, солить и мариновать, так как России он будет не нужен. По причине непризнания ДНР и ЛНР, получить, например, образование международного образца в них будет невозможно. В итоге начнется отток населения и республики начнут вымирать. По всей видимости, регион по-прежнему будет оставаться милым домом для всех ополченцев и прочих искателей приключений, а вот для мирного населения места там не найдется. Но российские СМИ смогут «правильно» преподнести эти события: Кремль не прогнулся под санкциями, ДНР и ЛНР отстояли свою независимость, со временем Запад будет вынужден их признать, а Украина умрет без Донбасса.
Второй вариант представляется более сложным с точки зрения места и роли России, но именно на нем пытается настоять Киев. Согласно этой версии развития событий украинские власти продолжают вести диалог с лидерами народных республик в рамках Минского протокола. При этом Порошенко, будет отталкиваться именно от тех формулировок, что были закреплены 5 сентября в Минске, так как в них речь идет не о ДНР и ЛНР, а о неких отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Если рассматривать Минский протокол с точки зрения буквы законы, то ДНР и ЛНР в нем упоминаются исключительно как незаконные вооруженные формирования. В свою очередь все свои территориальные претензии народные республики как бы передают местным органам власти, которые будут избраны на подконтрольных им территориях в соответствии с украинскими законами. А чтобы ополченцы не переживали за свою дальнейшую судьбу, Киев их всех амнистировал и дал возможность стать частью милиции на ранее принадлежавших ДНР и ЛНР территориях. Казалось бы, что на этом война в Донбассе должна закончиться – лидеры народных республик превращаются в руководителей местных органов власти, ополчение - в милицию, а регион в целом может проводить практически самостоятельную от Киева внутреннюю и внешнюю политику. И все что для этого нужно – провести выборы, как этого хочет Киев.
Но в этом случае получится, что Россия обманула Донбасс, втянула его в войну с Киевом, привезла туда тысячи ополченцев, многие из которых оказались преступниками, а затем начала откупаться от него сначала гуманитарными конвоями, а затем экономической помощью в рамках закона об особом статусе. В свою очередь Киев окажется едва ли не святым: выбил русских солдат со своей территории, достиг национального согласия и теперь, медленно входя в европейскую семью, будет восстанавливаться после войны. Другими словами, можно быть уверенным, что через несколько месяцев после окончания войны, даже самые последовательные украинские защитники народных республик начнут пересматривать свое отношение к России. Естественно, что Москва не может допустить такого развития событий, но и замораживание конфликта по аналогии с Приднестровьем не является для нее наилучшим вариантом.

Зачем народным республикам без народа нужны выборы без выбора?

На данный момент можно констатировать, что война в Донбассе, возможно временно, перешла в дипломатическую стадию. Так как Минский протокол на данный момент является наиболее приемлемой базой для решения судьбы Донбасса, Россия вряд ли будет изобретать новый велосипед. Но это нисколько не мешает ей интерпретировать достигнутые в Минске договоренности в свою и народных республик пользу. Главной задачей Кремля в обозримой перспективе может стать захват инициативы в реализации Минского протокола, ведь сейчас первую скрипку играет Киев. Если Москве удастся создать хотя бы видимость того, что дарованные Киевом свободы будут результатом ее усилий, а не доброй воли Порошенко и Верховной рады, то окажется, что гарантом единства Украины является именно она, а не Киев. Это станет абсолютной победой России.
Чтобы все сложилось правильно, прежде всего, ДНР и ЛНР должны были провести никак не связанные с Киевом выборы. Понятно, что ничего общего с демократией они не имели и иметь не могли. В том числе такой вывод можно сделать из официальных заявлений ЦИК ДНР, представители которого не скрывали, что собранные со всего мира ополченцы будут избирать глав и депутатов Донецкой республики наравне со всеми остальными ее жителями. По всей видимости, такое решение было продиктовано как тем, что в ДНР осталось критически мало мирного населения, чтобы результаты выборов смотрелись хоть сколько-нибудь серьезными, так и тем, что в значительной мере ДНР существует для ополченцев, а для мирного населения сохраняется безвластие. Как бы там ни было, через этот фарс Кремль будет пытаться в короткие сроки достигнуть сразу две цели: выстроить вертикаль власти внутри народных республик, расправившись с теми ополченцами, которые даже по меркам Новороссии являются преступниками, и увеличить вес Захарченко и Плотницкого в переговорном процессе с Киевом. Поэтому результаты выборов ни у кого не вызывали сомнений, а сами лидеры самопровозглашенных республик называли их ритуалом.
Упорядочив структуры ополченцев, Россия будет настаивать на том, что выборы 2 ноября прошли в рамках Минского протокола и теперь Киев должен договариваться об особом статусе с лидерами ДНР и ЛНР, которые будут смотреть в рот Москве. Украина уже заявила о неприятии этих выборов и даже отозвала закон об особом статусе отдельных районов Донбасса, но все же не свернула переговоры и не заявила о прекращении перемирия. Гарантом мира оказался российский газ, договоренность о поставках которого на Украину только-только была достигнута. Перспектива холодной зимы стала лучшим миротворцем и Москва очевидно готова воспользоваться своим ресурсом. Теперь у нее есть несколько месяцев, чтобы склонить Киев к выполнению Минского протокола на своих условиях. Однако это очень опасная игра, так как если за отведенный срок убедить Киев не удастся, с высокой долей вероятности перемирие будет вновь прервано и тогда, скорее всего, на юго-востоке Украины все же появится новое Приднестровье.

Кандидат полит. наук Артур Аваков

?

Log in