Previous Entry Поделиться Next Entry
Российский консерватизм покажет «кузькину мать»
Победа.
equilibrium1988

13512454358394За все время существования Российской Федерации только ленивый не обругал отсутствие четко выраженной политической идеологии во всей вертикале государственной власти. Не было ее ни при Борисе Ельцине, нет ее и при Владимире Путине. Конечно, можно сказать, что правящая элита у нас капиталистическая, а ее идеология либеральная. Однако сама Российская Федерация на всем протяжении своего существования выступала лишь как инструмент по достижению чьих-то частных интересов. В народе даже начали шутить, что вместо государства у нас коммерческое предприятие. И действительно, 13 статья Конституции России закрепляет отсутствие государственной идеологии, но как гласит народная мудрость, «свято место пусто не бывает», и на место идеологии пришла корпоративная этика. Словом, государство стало корпорацией, а государственная политика – бизнесом.

Тем не менее, всему однажды приходит конец. Между главными акционерами ОАО «Российская Федерация» разгорелся нешуточный конфликт на почве дальнейшей стратегии развития бизнеса. Рыночники захотели новую волну приватизации и вытеснения теперь уже корпорации из экономики страны. Силовики же, напротив, выступили за дальнейшее укрепление ОАО «Российская Федерация». Каждая из сторон пытается убедить работников предприятия в своей правоте. Естественно, что в такой ситуации обращаться к одной только корпоративной этике неэффективно.

В случае с рыночниками все оказалось более-менее просто. Свою пропаганду они проводят под лозунгом «Мы будем жить как европейцы!», убеждая всех, что приведут коллектив трудящихся к воплощенной голливудской мечте. Ситуацию несколько осложняет опыт 1990-х годов, когда те же люди под теми же лозунгами довели страну едва ли не до могилы. Но рыночники все же смогли завербовать к себе часть менеджеров среднего звена, которых не смущает предыдущий неудачный опыт. Теперь их электорат называется «креативным классом». Эти люди с трудом осознают свою значимость в борьбе акционеров и в тайне мечтают перейти на работу в любую другую корпорацию, где больше зарплата и привлекательнее соц. пакет. Правда, в контексте захвата контрольного пакета акций в руководстве компании никто не придает этому большого значения.

Труднее обстоят дела у силовиков (назвать их государственниками не поднимается рука). Говорить о либерализме они не могут, так как эту нишу уже заняли рыночники, а использовать левые идеологии просто глупо – коммунизм злейший враг их корпорации. Можно было бы использовать фашистскую пропаганду, но та уже показательно осуждена и запрещена всем мировым сообществом (опять же с подачи коммунистов). И все же призрачная надежда была обретена – из дебрей российской философии выполз консерватизм.

На руку консерватизму играет общая усталость и апатия разнорабочих корпорации, образовавшиеся в результате преодоления одного экономического кризиса за другим. Все чего хотят россияне это стабильность, и консерватизм обещает ее. Но вот незадача, консервативная стабильность опирается на вековую историю и на преемственность поколений – современная Россия не может дать ни того, ни другого. Большая часть ХХ века прошла под ненавистным силовикам социализмом, а уничтожение СССР проходило под руководством их нынешних оппонентов – рыночников. Конечно, у Российской империи был большой опыт в консерватизме, понятно, что именно он манит силовиков, но что делать с разделяющим их почти столетием? Им на помощь пришли Николай Бердяев и советская номенклатура.

Работа Бердяева «Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии» - классический образец консервативной критики большевизма, и именно ее на днях посоветовали прочесть всем чиновникам из администрации президента. Сказать по правде, я надеялся, что на самом верху властной вертикали уже давно выучили нечто подобное наизусть, но оказалось, что для корпоративной этики это было излишним. Зато книжка пригодилась при построении политической идеологии. С одной стороны, она пропитана ненавистью и призрением по отношению ко всем левым, а с другой – Бердяев передает в ней свое понимание любви к Родине. Надо сказать, что последовательному атеисту будет сложно принять его работы как инструкцию к действию, но народ наш истощен и доверчив, а потому все чаще крестится, проходя мимо церкви.

В отношении Советского Союза силовики, видимо, решили не изобретать хитрых формул, и выступили под лозунгом «За все хорошее, против всего плохого!» применительно ко всему советскому прошлому. Судя по открытию Олимпийских игр в Сочи и риторике провластных историков, Владимир Ленин вел большевиков к революции, чтобы, например, Никита Хрущев и Леонид Брежнев могли давиться рябчиками вприкуску с ананасами. Но еще более странная история произошла с Иосифом Джугашвили – Сталин есть, а Кобы нет. Для закрепления материала агитпроп даже выпустил на телеканале «Россия» специальный фильм «Биохимия предательства», который недвусмысленно намекает, что либералы, фашисты и американцы – три головы одного монстра, а патриот, вне зависимости от идеологической заряженности – герой-защитник. Фильм снят качественно и аполитичный человек, который не понимает причины противостояния коммунизма и фашизма, должен принять все на веру. Но именно это противостояние является ключевым для понимания всего ХХ века, включая замену Советского Союза на корпорацию. И все же только такое прошлое может подойти силовикам из ОАО «Российская Федерация», так как оно вполне встраивается в конструируемый консерватизм.

Нужна ли России такая история и идеология? Скорее да, чем нет. Политическая идеология, какой бы она ни была, все же делает политическую систему более стройной и предсказуемой. Для рядовых граждан это означает стабильность, а для оппозиции - описание правил политической борьбы, в рамках которых будет действовать государство. Россия развивается, и это новый этап ее эволюции. В условиях «государства-корпорации» наивно было бы рассчитывать на большее.

Кандидат полит. наук Артур Аваков


?

Log in

No account? Create an account