Previous Entry Поделиться Next Entry
Самыми ожесточенными фашистами становятся выродившиеся коммунисты
Победа.
equilibrium1988

78264720_1941_ToidzeСегодня многим политикам и общественным деятелям свойственно сравнивать коммунистический и фашистский режимы, упирая на то, что оба являются тоталитарными, восхваляют своих вождей и промышляют массовыми убийствами ни в чем не повинных людей. Истории о Северной Кореи, Китае, о красных кхмерах в Камбодже или зверствах сталинской России подкрепляют подобные рассуждения. Тем не менее, если обратиться к работам родоначальников и идеологов коммунистического движения и сравнить их с трудами ультраправых вождей, то разница между диктатурой пролетариата и, как правило, господством избранной расы будет очевидна. Так же, на мой взгляд, правильнее говорить о социалистическом, а не о коммунистическом режиме, так как при коммунизме никакого государства не существует.

Однако никакая левая политическая мысль не смогла сдержать, например, Ким Чен Ына от казни всей семьи своего дяди. Понятно, что к построению передового социального государства этот акт террора не имеет никакого отношения, точно так же как нет ничего общего с социализмом у передачи власти по наследству. Скорее здесь можно и нужно говорить о сложившемся фашистском режиме, который уже давно пожирает свой собственный народ. Особенно характерно, что он расцвел под прикрытием социалистических лозунгов.

Между фашистским и социалистическим режимами, действительно, не так много различий. Фашистский режим фактически превращает государство в одну большую государственную корпорацию, которая принадлежит небольшому кругу олигархов. В свою очередь социализм так же превращает государство в корпорацию, но отдает ее во власть не олигархов, а «трудового народа». Социалистический режим начинает перерождаться в фашистский с той же скоростью, с которой народ теряет рычаги воздействия на свои политические институты.

Как только профсоюзы подчинятся государству, а бюрократия подменит собой избираемость власти сверху донизу, как только в государстве исчезнет плюрализм мнений, пусть даже в рамках одной идеологии, диктатура пролетариата начнет превращаться в наиболее реакционную и террористическую диктатуру правящей элиты. Дальнейшую судьбу такой политической системы можно проследить через «Скотный двор» Джорджа Оруэлла. Так произошло с Советским Союзом, Китаем, Северной Кореей и многими другими, кто пытался зажить по-новому. Конечно, это ни в коей мере не отменяет тысячелетий борьбы угнетенных за свободу, равенство и братство. И все же ХХ век лучше других показал, что может произойти, если народные массы, завоевав свое место под солнцем, перестанут его отстаивать.

Обвиняя национал-социализм в демагогии и популизме, не стоит забывать, что и социалистическая пропаганда при желании может ни в чем ей не уступать. Ставя в вину фашизму геноцид и развязанную мировую войну, нельзя забывать, что ни геноцид, ни война не являются фашистским изобретением, в частности евреев загоняли в концлагеря еще в Вавилонском царстве. Более того, многие убеждены, что фашизм и национал-социализм едва ли не синонимы, в то время как национал-социализм, на мой взгляд, правильнее понимать как ультраправую идеологию, а фашизм - как ультраправый политический режим. При этом как минимум элементы национал-социалистической риторики присутствуют в выступлениях абсолютного большинства политиков со всего мира, но это никак не сказывается на количестве фашистских государств. Таким образом, для понимания отличий радикальных левых движений от правых, в первую очередь нужно обращать внимание не на их внешние атрибуты, а на то для кого и зачем они существуют.

Фашизм можно назвать диктатурой наиболее реакционного монополистического капитала, что объясняет его антикоммунистическую направленность, но именно бывшие коммунисты, выродившись в капиталистов, дарят миру «лучшие образцы» фашистских режимов. Живя в социалистической системе, распоряжаясь, но не владея ее достоянием, замкнувшись в себе, политическая элита начинает отождествлять себя с воплощением власти в стране и, естественно, желает, чтобы весь государственный капитал перешел в ее личную собственность. Известно, что власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. За годы своей жизни в социализме правящая элита успела возненавидеть всю ту систему, которая на деле мешала ей слиться воедино с ее «прелестью». Будучи вскормленной социалистической моделью, эта элита лучше других знает ее слабые и сильные стороны, умело манипулируя социалистической риторикой, разбавляя ее националистическим дискурсом, правящая элита превращает «общенародное государство» в государство «террористической диктатуры самых реакционных сил монополистического капитала» (наиболее распространенное определение фашизма).

Если Карл Маркс был прав, то, при условии, что все сделано правильно, социалистическая революция является предпоследней, а следующей формацией после социализма должен стать коммунизм, где «наверное, вообще не надо будет умирать». Если это действительно так, то нам остается лишь еще раз восхититься народной мудростью, которая гласит: «Чем дальше в лес, тем злее волки». В связи с этим левое движение всегда должно помнить, что помимо внешнего врага – капитала, есть еще и внутренний враг – собственное несовершенство, которое запросто может привести к непоправимым последствиям.

Кандидат полит. наук Артур Аваков


  • 1
Реквестирую список белых офицеров, перешедших в Красную Армию.

  • 1
?

Log in